Старостин Николай Петрович

«Надо любить "Спартак" в себе,
а не себя в "Спартаке"!»

Наверное, нет в мире человека равного Николаю Петровичу Старостину.

Согласитесь, что 60 с лишним лет быть ведомым «Спартака» - фантастический рекорд. И если к этому добавить, что Старостин с первых и до последних дней был лидером не по местам, которые он в спартаковском обществе занимал, а потому, что он из себя представлял как человек, руководитель, спортсмен, то это не имеет аналогов.

Конечно, на первом плане у него был футбол, который, по мнению всех без исключения спартаковцев, членов его семьи, друзей, наконец, соперников было делом жизни Николая Петровича.

Он начал играть в 1919 году в Москве в клубной команде Российского гимнастического общества, затем выступал за МКС, «Красную Пресню», «Пищевики», «Промкооперацию», «Дукат», а в 1935-1936 годах за «Спартак».

В 1935 году секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Косарев предложил Николаю Петровичу и еще ряду знаменитых мастеров создать новое спортобщество, в состав которого должны были войти не только команды, но и коллективы спортсменов-производственников артелей промкооперации. Название спортобщества было выбрано, безусловно, точно! Спартак – гладиатор, лидер борьбы с тиранией.

В 30-е годы это было воспринято на «ура» не только в верхах, но и в широких народных массах. «Николай Петрович Старостин», — писал в своей книге страстный поклонник «Спартака», главный редактор еженедельника «Футбол-Хоккей» Лев Иванович Филатов, — «Истинный основатель спортобщества и футбольной команды. Но все, им сделанное, имеет далеко не «местное» спартаковское значение.

Старостин был ярким, колоритным представителем отечественного руководителя. И как спортсмен, тренер, руководитель, публицист, непримиримо отстаивая свои взгляды и идеалы. Старостин способствовал развитию советского и российского спорта. Николай Петрович Старостин — фигура историческая. Правда, говорят, что героями не рождаются. В этом ряду могут быть исключительно Личности. Николай Петрович доказал это всей своей жизнью. Без него и сегодня немыслим «Спартак»! Его долгая трудовая жизнь стала подвигом и единственным примером в мировом и отечественном футболе. И его слова о том, что «Спартак» — это не Старостины, не Симонян, не Дасаев, и не Черенков — это значительно больше, это нечто, особенное, не подвластное словам и персонам.

«Спартак» — это философия общественной нравственности, а Николай Петрович являлся её творцом и хранителем. И значимость этого сильного, смелого и умного человека России в многогранной жизни «Спартака» — велика и неповторима. Николай Петрович, на котором, собственно, держался футбольный "Спартак" никогда не афишировал своей роли в достижениях команды. В интервью СМИ неизменно подчеркивал роль футболистов, тренеров. И тактично уходил от ответа на вопросы, связанные с его вкладом в победы. На самом деле игрок он был на редкость способный, с характером.

«Как-то я зашел на Стадион юных пионеров», – вспоминает в своей книге партнёр Старостина по сборной Москвы и СССР Михаил Якушин – «И увидел необычную картину. На поле в одиночестве тренировался Николай Старостин. Он без устали водил мяч, совершал с ним рывки, заканчивая их ударами по воротам. По существу, это была та самая индивидуальная тренировка, в необходимости которой мы столь безуспешно пытаемся убедить нынешних наших мастеров... Увлеченный зрелищем, я просидел всю его тренировку на трибуне, думая про себя, что так заниматься может человек, одержимый футболом. И проникся к нему с того времени глубоким уважением.

Николай Старостин был типичным фланговым нападающим, славился неудержимым напором и сильными ударами. Особой хитрости в его игре не было, он шел с мячом, как правило, по прямой, что называется, напролом, и соперник, пугаясь неустрашимого форварда нередко просто отступал». Старостин обладал высокой культурой общения. И, практически не было людей, которые слышали от него резкие слова.

Всех нас подкупала его демократичность, его доброта, – писал в своей книге «Футбол - только ли игра?» — заслуженный мастер спорта Никита Симонян – «Он употреблял власть только в крайнем случае, отчисляя игрока из команды. Но при этом никогда не унижал человеческого достоинства, разговаривал по-отечески: ему никогда не была безразлична судьба, в которую он должен вмешаться... Меня всю жизнь упрекали в мягкости. Но по сравнению с ним — я кремень. Когда требовал от него, как от начальника команды, применения санкций, он внимательно, сдвинув очки, смотрел на меня, будто видел впервые, и басил: «Слушай, Никит, я не знал, что ты такой жестокий, что можешь так ощетиниться».

Его работа для любого может служить образцом отношения к делу. Не пропустил ни одной игры, ни одной поездки. Зубную щетку в сумку — и на самолет. Рассказывал, что ему звонит супруга Бескова и сообщает, что Константин Иванович себя плохо чувствует, поехать на игру не в состоянии и, вообще, говорит: «Николай Петрович, ему уже за шестьдесят, не мальчик...». Смеется: «Значит я еще ничего, Никит, а? Если о моем возрасте все забывают?». Николай Петрович, по общему мнению, обладал великолепным даром убеждения. Он в разговоре на любую тему, не «давил» на собеседников авторитетом, не действовал с позиции мэтра, а вел речь на равных, уважительно. И с помощью интеллекта, высокой культуры, профессионализма, наконец, чутья, свойственного Личностям, находил верное решение той или иной проблемы, И умело доказывал точность его точки зрения, оперируя фактами.

Например, в конце семидесятых годов украинские футбольные руководители усиленно склоняли Федерацию футбола СССР, тренеров республиканских клубов к переводу чемпионата страны на систему «осень-весна». И именно Николай Старостин на специальном совещании разнес в пух и прах эту систему, при коей положение ряда команд, в том числе и киевлян, было более выгодным. Николай Петрович заявил: «Нет смысла всем без исключения «месить» грязь на полях в осенние и весенние месяцы. И делить один чемпионат на две части с большим зимним перерывом.

В нашей стране в футбол надо играть летом». В определенной степени историческим надо назвать предложение Старостина, сделанное Олегу Романцеву. Многолетнего капитана футбольного «Спартака» после завершения игровой карьеры главный тренер Константин Бесков пригласил в команду мастеров на роль его помощника. Прийти в «Спартак» 2-м тренером? О чем, казалось, ещё мог мечтать молодой футболист. Однако Николай Петрович специально встретился с Олегом и сказал: «Действительно, это прекрасно работать в «Спартаке». Но я полагаю, что тебе сначала надо еще многое узнать о футболе, поучиться, затем поработать с командами 2-го эшелона. И если ты раскроешься как тренер, то со временем сможешь с максимальной отдачей трудиться в «Спартаке». Позднее Романцев, став уже известным тренером, в разговоре о Старостине, отметил, что поражен его видением человека, спортсмена.

Ведь, действительно, все вышло по прогнозу Николая Петровича. И вот, в 1989 году, ни кто-нибудь, а Старостин называет кандидатом на пост главного тренера «Спартака» Олега Романцева. Можно только представить, насколько ходов, как гроссмейстер футбола, он видел, что должно произойти в будущем. И неоспорим факт, что великолепные выступления спартаковцев в прошлом веке неразрывно связаны с деятельностью Николая Петровича Старостина, принявшего также и огромное участие в воссоздании спортобщества «Спартак», упраздненного в 1987 году. Даже в период, когда братья Старостины были арестованы неизвестно за что… Сначала их обвиняли в терроризме, потом придумали кражу вагона с мануфактурой. Кому-то очень хотелось избавиться от Старостиных. Не велик секрет, что была дана команда «сверху». И следователи, не сумевшие найти улик, обвинили Старостиных в пропаганде буржуазного спорта. Людей, которые были преданы спорту советскому, за что еще до войны получили высокие государственные награды, звания. И Николая Старостина, ответственного секретаря (1935-1936 годы.), затем и председателя правления МГС "Спартак" (1937-1942 годы) отправили по маршруту Север, Урал, Сибирь, Дальний Восток. Но и ссылка не изменила Николая Старостина. Он работал в Комсомольске старшим тренером местного «Динамо» (1945-1946 годы), затем в алма-атинском «Динамо» (1952-1953 годы). А немного позже, когда с братьев сняли все обвинения, он вернулся в «Спартак».

Николай Петрович был человеком, который нёс людям добро. Вряд ли найдутся люди, которые могут его в чем-то осуждать. Он занимал всякие посты, но никогда не кичился этим. Он не ставил себя выше других, что свойственно людям воспитанным. Старостин — пример ярчайший преданности «Спартаку». Он жил для него, помогал молодым, отстаивал интересы клуба, защищал в конфликтных ситуациях его честь. Безусловно, это, пожалуй, врожденные качества, присущие всем Старостиным. Николай Петрович был заботливой главой большой семьи. Нежно относился к супруге Антонине, с которой прожил полвека, дочерям — Елене и Евгении, к сестрам – Вере и Клавдии, к братьям — Александру, Андрею и Петру. Об этом можно судить на одном примере. На первый взгляд, не заметном, но потрясающем по глубине чувств Николая Петровича к близким. Однажды в Лужниках на матче «Спартака» с киевлянами пошел дождь. Николай Петрович, мгновенно оторвался от игры, глянул со скамейки запасных на трибуну, где гордо, без зонта, восседал Андрей. И через считанные секунды поднялся к брату и заботливо укрыл его плащом.

Дочь, Елена, рассказывала: «Папа был добрым человеком, он любила дарить внучатам подарки... А когда моя дочка, Екатерина, вышла замуж за Сергея Королёва, внука легендарного космического конструктора, папа шутил: «Первый гол в космосе забьёт кто-то из моих правнуков!». Есть такая старая забавная история: Выступала как-то спартаковская команда за рубежом. Местный журналист решил записать её состав. Поинтересовался: «Кто играет правым защитником?». Ему говорят: «Старостин». «Центральным полузащитником?». «Старостин». «А рядом с ним кто?». «Старостин». «Правый край?». «Старостин». «Понял, — сказал он, — «Старостин – это по-русски значит – футболист». Четверо братьев Старостиных Николай, Александр, Андрей и Пётр – это целая эпоха в нашем футболе.

Интересны и точны высказывания Николая Петровича о братьях: «Александр был по классу выше нас всех. Более того, я ставлю его мастерство выше мастерства теперешних защитников. Не сомневаясь, отдаю ему место в обороне сборной всех времен. Он очень удачно сочетал технику, силу, характер и спортивную злость. Несмотря на то, что рост Александра был всего 178 см, у него был прыжок, который позволял отрываться от земли на полметра и выигрывать верховой мяч.

По характеру самый упрямый из всех Старостиных, он на поле был молчалив, великодушно прощал партнеру ошибки, никогда не кричал. Андрей, которому Александр капитанскую повязку, в игре постоянно что-то подсказывал, кричал, умолял, грозил. Он был прирожденным вожаком, и это редкостное качество ставило на поле в особое положение. Он имел право требовать, исполняя роль центрального полузащитника, не по названию, а по сути, являясь центральной фигурой на поле, мозгом и мотором команды. Рискну предположить, что Андрей - один из он: капитанов в истории нашего футбола...

Петр выступал в роли правого хавбека или правого полусреднего. Был очень техничен, самоотвержен и храбр. Петру трагически не везло. В самом начале спортивного пути он «потерял ногу» в игре с басками. Испанец Силаурэн нанес ему травму. Диагноз скверный – разрыв связок. Медицинской спортивной науки тогда не было, связки сшивать не умели, об искусственных не мечтали.

Петр был высшего класса футболист, быть может, потенциально самый талантливый из нас». В середине февраля 1996 г. в солнечный день зимняя Москва, Россия прощалась с Героем Труда, человеком награжденным самыми высокими орденами России и Советского Союза, заслуженным мастером спорта Николаем Петровичем Старостиным, создавшим народное спортивное общество и давшим ему гордое имя «Спартак». Николай Старостин олицетворял российский и советский футбол 20-го века, как Курчатов, Ландау и Королёв – науку, Станиславский, Шостакович и Пастернак – культуру, как Андрей Сахаров – общественную мысль.

Вернуться к списку

СПАРТАК ведёт своё начало от физкультурных кружков, возникших в 1925—1926 при артелях промышленной кооперации.

Случайное фото
Спортсмены СПАРТАКА

programma-1.jpg